October 4th, 2018

Солнушка

Вопросы религии

Сегодня посетила Москву. Не красот обновленной столицы ради, по делам. У нас там офис, и каждые три месяца мы ездим заключать с ним договор.
На три последующих месяца, как вы понимаете.

Дядю Лёшу взяла с собой, это мой сменщик. Одному ему в Москву нельзя, в позапрошлом году восемьдесят исполнилось. Сколько исполнилось в прошлом году, не знает никто, после восьмидесяти он перестал отмечать дни рождения. Но в любом случае, для поездок без сопровождения он уже не годен.

Меня это не напрягает, с ним весело, он прекрасный собеседник. Хотя для разговоров у него только две темы. На какой станции нам выходить, и не вызывают ли нас, чтобы уволить к ебени матери?

Но это на пути туда. На обратном пути он предпочитает обсуждать баб. И не абстрактных, а вполне живых и осязаемых, в основном сидящих на противоположном сидении вагона. А поскольку он глуховат и этот недостаток пытается компенсировать увеличенной громкостью собственного звучания, сами понимаете, какой дурой я выгляжу в глазах этих противоположных, обсуждая с веселым дедулей их сомнительные в его глазах достоинства.

Так было и сегодня. Почти в штатном расписании. Дядь Леша по обыкновению обрадовался продолжению трудового договора, стандартно приобрел четвертинку, и тут же за углом перелил ее в заранее подготовленную бутылочку Активии. Нам ехать сорок минут, ему как раз хватает.

Вот честно, нравится мне его непосредственность и непритязательность к жизни. Сидит, приглатывает из бутылочки под яблочко, восторгаясь недогадливостью окружающих истинным глубоким смыслом производимого им ритула.
Хотя, по его гримасам после каждого глотка, любому самому непродвинутому в теме абстиненту сразу становится ясно, что Активия у него там очень сильно паленая.

Он еще и пару раз глотнуть не успел, как тут же высмотрел жертву. Толкает меня локтем - Золька, налево смотри, какая там черненькая!
Я не вижу.
Это тебе поп мешает, возмущается старый, вот так смотри. Берет меня на глазах у всех за шиворот, наклоняет вперед и разворачивает за подбородок голову в нужном направлении.
Точно. Очень эффектная полненькая негритяночка, с невыразимым пучком на голове, увенчанным бантиком, и накладные ресницы на томных глазах. Похожа на добрую гламурную корову из мультиков.
- Дядь Леш, отпусти...
- Да так тебе не видно будет, поп этот мешает, ебать его!

Да, поп мешает. Это даже не поп, огромный двухметровый монах, современный Ослябя в рясе. Чего его в метро занесло только, ему бы с посохом по Руси, ломом подпоясанным...

Прерываю громогласные рассуждения своего компаньона о негритянских губках, таких пухленьких и годных. Объясняю. Это не поп, это инок. Обет безбрачия соблюдает. А ты здесь про еблю развел в нехарактерной для священнослужителей форме.
Вот и отлично, радуется старый хрен, не зря он такую позицию выбрал, тоже на эту негритянскую манду зырит, сегодня обдрочится у себя в монастыре.

Вижу, как напряглась спина гиганта. Сейчас он отринет присягу Всевышнему вместе со всеми своими православными канонами и удавит этого нахального карлика, обнаглевшего в своем бессмертии. А мне придется херачить за него две смены подряд. Еще и неизвестно, как мне их оплатят...

Слава Богу, Тверская. Переход на станцию Пушкинская...
Но надо еще выйти. Двери загородил этот православный терминатор. Мысленно осенив себя крестным знамением пугливо заглядываю ему под локоть, боясь оскорбить его святость мирским вопросом. Явно неграмотным по сути, хотя и вежливым по форме.
- Простите, вы щас сойдете?

Из-под потолка вагона на меня смотрят веселые глаза бесшабашного Портоса. Нахальная насмешливая рожа. Да он даже моложе меня походу.
И сдержанный веский ответ:
- Сойду, если Господу будет угодно.

Я даже толком опизденеть от этого ответа не успела, как он сошел. Прям на платформу, как с небес на грешную землю. И пошагал по подземной тверди как Христос по глади водной.

Тут и на меня снизошло. Почему всегда светофор передо мной начинает мигать зеленым, уходящий автобус с правильным и редко встречающимся номером показывает жопу, а толстая баба, разместившая свои параметры в очереди непосредственно передо мной, выгребает весь остаток колбасных обрезков.

Я никогда не спрашиваю дозволения Господа! Ни на что.
А это его мир, он его создал, и он наказывает идиотку, пытающуюся нахально проживать в нем по своим правилам и без его разрешения.

Как это мелко, Господи. Нашел с кем воевать, лучше бы снизошел божественным откровением на начальство мое. Хотя бы пятерочку мне к зарплате подбросили, и я бы простила тебе все эти твои идиотские светофоры и автобусы...

*********************

Пост посвящается Е.А., милому и трогательному, с искренней нежностью и симпатией к этому стошестикилограммовому медвежонку.
Но пусть не надеется, что я ему прям так сразу и дам.